solodka (solodka) wrote,
solodka
solodka

В пятницу Матвей во второй раз поехал на «взрослом» поезде. Приманил нас пикник в Лос-Анджелесе, куда приглашались семьи Артеминых одноклассников. По такому случаю мы спланировали целое путешествие. Артем нашел гостиницу, я купила нам с Матвеем билеты на дневной поезд и научилась снимать (и обратно пристегивать) автомобильное кресло за десять секунд. Матвей засобирался на станцию уже в четверг. И все пятничное утро спрашивал, не пора ли. Так измаялся в ожиданиях, что неожиданно рано уснул. И проснулся рано. Мы без спешки собрались — и на вокзал. На станции ему понравилось всё: и множество машин на парковке, и водонапорная башня (на Матвеевом языке—«дылда»), и здание вокзала с телевизором внутри, и что мы поднимались по лестнице на высоту третьего этажа и переходили на нашу сторону по мосту над рельсами. А потом он завидел поезд и сам себя напугал, что будет гул, гром и грохот, залез на руки и закрыл уши. Правда, в вагон зашел сам: я несла на себе рюкзак, сумку и аццки тяжелое кресло.
В вагоне не оказалось свободных мест. На пороге следующего нас остановил приветливый контролер (тот вагон был последним и бизнес-классом) и тут же усадил на места с предупреждением в четырех экземплярах: «Reserved for the Crew». Сам проводил половину времени за соседним столиком. Телефонные переговоры контролеров прекрасны, как гадания: в них—будущее, о котором вы можете только догадываться. Это я поняла на двадцать третьей минуте нашего путешествия, когда контролер отчеканил в трубку: «Shit». Наше будущее было ему хорошо известно и совсем не нравилось. Минуты через полторы раздался голос машиниста. Голос объявил, что в Буэна-Парке авария, все пути перекрыты, мы скоро остановимся и простоим Бог знает сколько. И мы остановились. Матвей тут же разуверился в своих силах и запросился домой. Потом, правда, заинтересовался улицей и старыми поездами снаружи, выбрался, получил звуковой волной из-под колес в ухо и вконец расстроился. Пришлось прибегнуть к запретному приему «Youtube на телефоне». Контролеры за соседним столиком (в сумме «три») прослушали «Карлсона», «Винни-Пуха» и «Топтыжку». За это время наш поезд успел немного продвинуться вперед, откатиться назад, пропустить пять встречных составов... На Union Station мы прибыли ровно на два часа позже. Это значило, что Артем закончил экзамен, добрался до станции и мы успешно пропустили всё мероприятие. Детская кроватка в гостинице оказалась настолько детской, что Матвей вмещался в нее только сидя или стоя. Мы сложили подушки бруствером и поместили между ними ребенка на кровать размера «California King». Себе разложили диван. Диван был старый, воображал, что он гамак. Ближе к утру раздалось нежное мяуканье, и сквозь сон я взмолилась: «Боже, пусть это будет Матвей, а не то, что я подумала». Матвей спал. И это было то, что я подумала. Ночью в соседний номер въехали соседи, и у них любовь. В четыре утра. Гамак и соседи с любовью: сделай свою бессонницу незабываемой. Кошачий концерт продолжался недолго, но и сон закончился. В начале шестого проснулся Матвей, и наступило чудесное утро. Мы вышли на балкон и с шестого этажа смотрели, как над городом встает солнце. А потом в комнату вкатили стол с овсянкой, омлетом и круассанами, и когда Артем уронил на джинсы кашу с вареньем, пришло настоящее веселье. После завтрака мы отпустили веселого папу на учебу, а сами спустились на улицу, к фонтанам, бронзовым оленям и сонным пчелам. До станции добрались быстро. Быстро нашли места в вагоне. На этот раз главным кондуктором была женщина. Женщина была черна, строга и знакомиться с «Топтыжкой» не желала. Ходила и шипела: «Headphones, headphones». А у меня с собой не водится — знакомство вагона с советской анимацией на этом закончилось.
Несмотря на легкий насморк в довесок, путешествие одарило впечатлениями и опытом. Теперь более-менее понятно, что нас ожидает на авиатрассе «Санта-Ана—Хьюстон».
Tags: Матвей, наша калифорнийская жизнь, путешествия
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 13 comments