solodka (solodka) wrote,
solodka
solodka

Slava's Snow Show

В четверг ездили в Нью-Йорк на "Снежное шоу" Полунина. Зал маленький, человек на сто, представление начинается еще до выхода артистов на сцену. Зритель заходит внутрь и видит чудо: пол и кресла покрыты снегом. Во время представления снег летит откуда-то сверху почти беспрерывно, а во время кульминационной сцены начинается настоящая снежная буря. Герой на сцене борется с ней, закрывается руками и белым полотном, но его слепит солнце и буря валит с ног. Для зрителей из первых рядов (мы сидели во втором) буря становится более чем реальной. Сила потока, мечущего на тебя тонны белой бумаги, такова, что дыхание сперает по-настоящему, а смотреть на сцену от ужасного ветра и ослепляющих лучей просто невозможно. Когда буря заканчивается, зрители стараются выбраться из сугробов (детей там заносит по шею) или, хотя бы, освободить руки (чем прикажете хлопать?). В этот момент происходит нечто, что понимается только после. Что такое это "нечто," скажу потом. А пока о самом представлении. Итак, выход. Появляется желтый клоун, высокий и грустный, с красным шарфом вокруг шеи и в красных пушистых тапках. Он идет, делая мелкие шажки (похоже на театр кабуки), и несет в руках веревку. На конце ее - петля. Петля перебирается на шею желтого клоуна и затягивается, но тут выясняется, что веревка о двух концах. На другом конце - зеленый клоун, в шапке с ушами, торчащими как лопости пропеллера, и огромных, лыжеобразных туфлях. На шее его петля. Потом окажется, что зеленых клоунов пять. И одеты они так же. После "выхода" начинается сюрреализм: дым, загадочный приглушенный свет (почти тьма), странная музыка (что-то есть в ней готическое), один из "зеленых" - на ходулях, другой как будто плывет, третий шагает внутри огромного шара. На спинах у них крылья... Нечто похожее по духу будет во второй части, когда под Adagio sostenuto "Лунной сонаты" дается свет и зритель видит сидящего на стуле, возле стола с зеленой бутылкой, "желтого," но поверхность предметов (стул, стол) по отношению к полу диагональна! И бутылка, соответственно, стоит не вертикально (вспоминается серия из "Лифта" с Пизанской башней). Клоун кричит нечеловеческим голосом (видимо, понимая, что всё, белочка пришла) и падает со стула. Свет гаснет. Снова свет. «Желтый» сидит точно так же, как в первый раз. Секунды через три снова начинает заваливаться на бок. Нечеловеческий ор. Свет гаснет. Свет. «Желтый» сидит. Проходит три секунды, пять, семь. Сидит. Девять, десять – заваливается на бок... хохот зала заглушает нечеловеческий ор. Свет гаснет... Вообще, когда пытаешься ответить на вопрос, какой номер больше понравился, начинаешь перечислять и остановиться уже не в сотоянии. Как может, скажите на милость, не вызвать восторга с детства знакомый «Блю канари» или «Асисяй» («Блю канари» младше меня лишь на полгода : ))? Или номер, на создание которого Полунина вдохновила гоголевская «Шинель» и который я давно мечтала увидеть? Или номер под кодовым названием «Святой Себастьян», о котором рассказать возможно только междометиями? Восторг вызвал даже антракт! Театр, где проходит представление, такой маленький, что в антракте все остаются на местах: идти-то некуда. Минуте на пятой антракта из-за кулис показывается один зеленый клоун. Несмело так выглядывает. За ним другой. Третий. Четвертый. Пятый. В руках у них сложенные зонтики. Направляются к краю сцены. А нужно сказать, что сцена и первый зрительский ряд не то что оркестровой ямой – и расстоянием двух шагов друг от друга не отделяются. Так что при большом желании шагнуть со сцены в зал очень даже возможно. Что, собственно, и происходит: со сцены клоуны шагают на ручки и спинки кресел, держатся за зрительские руки и головы, а если падают, то намеренно (за нами клоун как будто случайно упал на девушку, а поднявшись, извлек откуда-то из-под себя кружевной бюстгалтер). Затем достаются маленькие пластиковые бутылки с водой, их надевают на зонтики и зонтики раскрывают. Чтобы побольше намочить зрителя, зонтики трясут и крутят. И напоследок из-за кулис выносится широкая, ровно в ширину ряда, «паутина», которой зал покрывается полностью. Вот так. Попали, значит, мы в сети. Выпутаться можно только одним способом – если передавать «паутину» назад. Но волокна все равно остаются либо на одежде, либо на руках, либо во рту. Второе действие представления начинается под вздохи и матюки последних рядов, которых достают из «паутины» билетеры. Зритель включен в действие. Он участвует наравне с актерами. Во время второго отделения зритель снова становится зрителем, а клоун клоуном. Но только на время. То, что случается в финале, переворачивает привычное представление о театре с ног на голову. Здесь-то и начинается «нечто». После снежной бури (см. выше) желтый клоун снимает нос. Ему апплодируют. Он садится в сторону. Довольно знакомый постмодернистский литературный прием обнаружения и развенчания рассказчика. НО! На сцену выходит группа «зеленых» и выкатывает три здоровых (внутри одного может свободно поместиться человек), но очень легких мяча и словно из-под полы достает десяток мячей поменьше. Все это летит в зал, и зрители, как дети малые, играют и радуются. Идет снег. Постепенно клоуны рассаживаются на краю сцены (один ложится на пол, и к концу его полностью засыпает снегом) и смотрят, как играют зрители. А зрители все никак не поймут, когда же, наконец, мячи окажутся на сцене, а клоуны снимут носы и под веселую музычку начнут кланяться. А клоуны все сидят. А зрители все играют. Потом вдруг осеняет: А КОНЦА-ТО НЕТ! Так вот. Зал начинает вставать, медленно натягивать пальто, все еще ожидаяя чего-то (видимо, Годо). Клоуны грустно смотрят на тебя. У каждого появлятеся «свой зритель»: один танцует с девушкой из зала, другой машет кому-то рукой (может, не кому-то одному, а всем, кто смотрит на него?)... «Мой» клоун смотрит на меня. Начинается мимическая игра. Я повторяю то, что делает он. Потом машу ему рукой. Он машет мне. Мы выходим из зала. Он сидит на краю сцены... А КОНЦА-ТО НЕТ...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 12 comments