November 14th, 2005

2016

и как мгновением чудесным дорожил

Не напиши Пушкин одного известного ныне стихотворения, и имя Анны Петровны Керн было бы знакомо только узкому кругу почитателей поэта, а сам "гений чистой красоты" (которого и не существовало бы) занимал почетное "сто какое-нибудь" место в пушкинском дон-жуанском списке. Можно, конечно, спорить, что "чудное мгновенье" описывает не встречу с женщиной, а появление музы (потому сначала настает пробуждение в душе, а потом уже является она и воскресает любовь), но тогда получается, что Пушкин долгие годы ничего не писал, а только ждал, когда прекрасная Эрато зазвенит ему в ухо златострунной кифарой. А все на самом деле просто: Пушкин сидит в Михайловском и единственное его общение - дом Вульфов в Тригорском. Там, конечено, есть женщины, но то ли они ему не нравятся, то ли что-то еще - в общем, не складываются интимные отношения. И тут приезжает А.П., которая приглянулась Пушкину еще во время их первой встречи в 1819 (идет 1825 год). Как тут не увлечься и не сочинить о милых небесных чертах? Другое дело, нужно ли говорить о глубоких и искренних чувствах Пушкина? Не то чтобы Пушкин был отчаянным лицемером, но Пушкин-человек и Пушкин-поэт - "чертовская разница". Поэт в поэтическом же ключе поет о "гении чистой красоты" (заимствованном, кстати, у Жуковского), а в дружеском письме к другу - графу Соболевскому - сообщает мимоходом, что "с помощию божией... на днях" ее того. Да, вот интересно: неужто до января 1828 (время написания письма Соболевскому) ничего между ними так и не произошло? Ведь "божество и вдохновенье, и жизнь, и слезы, и любовь" воскресли летом 1825! Когда этим вопросом задается обыватель типа меня (подключаю humility topos), получается сумбур. Но когда за дело берется поэт, получается Collapse )